Что помогает выжить даже в самых тяжелых условиях? Обзор книги «Сказать жизни «Да!»

«Сказать жизни «Да!» Психолог в концлагере» Виктора Франкла — маленькая книга о больших страданиях, о силе духа и о том, как можно суметь выжить даже в самых ужасных условиях. Автор просто и понятно рассказывает о концепции поиска смысла человеческого существования, которая прошла проверку концентрационными лагерями Освенцим и Дахау.

Психолог в концлагере

Виктор Франкл — австрийский психиатр и психолог. Незадолго до войны он почти разработал теорию логотерапии, которая основывалась на поиске смысла существования человека. Как это ни ужасно, но в концлагере ему удалось проверить собственную теорию на прочность. Она же, а вернее тот смысл, который Франкл вкладывал в происходящее, и помогли ему выжить, несмотря на то, что вероятность была крайне мала. Он заметил, что оставались в живых чаще те, кто имел какое-то личное объяснение происходящему, кто находил значение в своих страданиях, кто верил в то, что будет жизнь вне лагеря. Те же, кто отчаивался и не понимал, зачем это выпало на их долю, быстро угасали и умирали. Выживал не тот, кто сильнее телом, а кто сильнее духом.

Автор проводит читателя вместе с собой и тысячами узников через три фазы пребывания в концлагере. Именно эти фазы и становятся названиями глав: прибытие в лагерь, жизнь в лагере, после освобождения. Очень кратко, ёмко и отстранённо он рассказывает о происходящем от лица заключенного №119104. Он акцентирует внимание именно на психологических аспектах переживаний узников, но мы всё равно можем ярко представить себе быт и обстановку лагеря, что несёт также и историческую ценность. Ни разу Франкл не называет точно количество времени, проведённое в концлагерях. Для него, как и для его товарищей, это всегда «годы».

«Психолог в концлагере» — таков подзаголовок этой книги. Это рассказ больше о переживаниях, чем о реальных событиях. Цель книги — раскрыть, показать пережитое миллионами людей. Это концентрационный лагерь, увиденный «изнутри», с позиции человека, лично испытавшего все, о чем здесь будет рассказано. Причем речь пойдет не о тех глобальных ужасах концлагерей, о которых уже и без того много говорилось (ужасах столь неимоверных, что в них даже не все и не везде поверили), а о тех бесконечных «малых» мучениях, которые заключенный испытывал каждый день. О том, как эта мучительная лагерная повседневность отражалась на душевном состоянии обычного, среднего заключенного»

Фаза первая: Прибытие в лагерь

Первую фазу Франкл характеризует как «шок прибытия», которому предшествует длительная и изматывающая дорога. Страх, неопределённость, мгновения облегчения, сменяющиеся отчаянием — вот что сопровождает прибывших во время их селекции, дезинфекции и распределения. Но в момент крушения иллюзий неожиданным образом появляется чёрный юмор!

«Мы ведь поняли, что нам нечего терять, кроме этого до смешного голого тела. Ещё под душем мы стали обмениваться шутливыми замечаниями, чтобы подбодрить друг друга и прежде всего себя»

В моменты сильного стресса у каждого человека включаются защитные механизмы. В каком-то смысле эта книга именно о них. Ведь именно они помогают отстраниться от происходящего и снизить воздействие ситуации на психику, меняют восприятие. Например, много внимания уделяется феномену дереализации — это состояние, когда окружающая действительность начинает казаться нереальной.

«Кроме черного юмора появилось еще другое чувство, что-то вроде любопытства. Лично мне такая реакция на чрезвычайные обстоятельства была уже знакома совсем из другой области. В горах, при обвале, отчаянно цепляясь и карабкаясь, я в какие-то секунды, даже доли секунды испытывал что-то вроде отстраненного любопытства: останусь ли жив? Получу травму черепа? Перелом каких-то костей? И в Аушвице у людей на короткое время возникало состояние некой объективизации, отстраненности, мгновения почти холодного любопытства, почти стороннего наблюдения, когда душа как бы отключается и этим пытается защититься, спастись. Нам становилось любопытно, что же будет происходить дальше. Как, например, мы, совершенно голые и мокрые, выйдем отсюда наружу, на холод поздней осени?»

Первая фаза заключается выводом о том, что человек ко всему привыкает. В аномальной ситуации именно аномальная реакция становится нормальной.

Фаза вторая: Жизнь в лагере

Постепенно, внутри заключённых начинают отмирать чувства и эмоции, появляется состояние апатии. Возникают попытки заглушить в себе боль разлуки с близкими и домом.

«Апатия, внутреннее отупение, безразличие — эти проявления второй фазы психологических реакций заключенного делали его менее чувствительным к ежедневным, ежечасным побоям. Именно этот род нечувствительности можно считать необходимейшей защитной броней, с помощью которой душа пыталась оградить себя от тяжелого урона»

Апатия — особый механизм психологической защиты, именно она является основным чувством второй фазы. Все мысли отходят на второй план, ничто не важно кроме одной задачи — выжить. Включается режим «энергосбережения», ни на что не хочется тратить силы, даже на переживания.

Может показаться странным, но человек, который испытывает постоянные побои, абстрагируется от физической боли. Его мучает боль душевная: возмущение против несправедливости, невыносимость презрения тех, кто сильнее.

Ещё один способ, описанный Франклом, можно назвать методом самовнушения или гипнотического транса. С его помощью человеку удавалось мысленно дистанцироваться от окружающих страданий через их объективизацию. По сути, это активное фантазирование, которое позволяет человеку мысленно оказаться в другом месте и набраться душевных сил в диалоге с любимыми, побыть в родных местах и отдохнуть от страшной реальности.

Условия в лагере были созданы так, чтобы человек потерял чувство уникальности и ощущение свободы выбора. В этот момент возникает необходимость слиться с толпой, не выделяться. То самое, пренебрежительно называемое «стадное чувство», становится эффективным способом выживания. Это не значит, что внутри человек присоединился к другим —это единственное место для внутренней свободы.

«Человек терял ощущение себя как субъекта не только потому, что полностью становился объектом произвола лагерной охраны, но и потому, что ощущал зависимость от чистых случайностей, становился игрушкой судьбы. Я всегда думал и утверждал, что человек начинает понимать, зачем то или иное случилось в его жизни и что было для него к лучшему, лишь спустя некоторое время, через пять или десять лет. В лагере же это иногда становилось ясно через пять или десять минут»

Внутренняя свобода

Центральная идея книги — понятие внутренней свободы, которую никто не в силах отнять унижениями, насилием и лишениями. Человек сам решает, насколько он достоин собственных мучений. В этом контексте последнее, что может иметь смысл — это сами страдания, которые становятся нравственным трудом, своего рода подвигом.

«В концлагере можно отнять у человека все, кроме последнего — человеческой свободы, свободы отнестись к обстоятельствам или так, или иначе. И каждый день, каждый час в лагере давал тысячу возможностей осуществить этот выбор, отречься или не отречься от того самого сокровенного, что окружающая действительность грозила отнять, — от внутренней свободы. А отречься от свободы и достоинства — значило превратиться в объект воздействия внешних условий, позволить им вылепить из тебя «типичного» лагерника»

Фаза третья: после освобождения

В заключительной главе Виктор Франкл описывает процесс выхода из концлагеря и возвращение к обычной жизни. Оно происходит также медленно и мучительно, потому что наполнено разочарованиями, горечью потерь и несбывшихся ожиданий.

Оглядываясь назад, бывшие заключенные не могут объяснить, как у них хватило сил вынести это.

На протяжении всей книги Франкл не пытается заставить читателя испытывать эмоции против его воли, не вызывает жалости и печали, не требует сочувствия. Все описания лагерной жизни призваны проиллюстрировать его идеи и размышления, а не напугать публику. Даже о силе человеческого духа он рассуждает без пафоса. При этом его стиль изложения не академический, а теплый и человечный. Автор пытался себя обезличить, быть просто заключённым с персональным номером, но это у него не вышло: в тексте присутствуют глубоко личные вещи и истории.

Книга «Сказать жизни «Да!» Психолог в концлагере» знакомит читателя с уникальным опытом уникального человека, который десятилетия подряд помогает людям в разных концах планеты переживать собственный травматичный опыт.

Внешний кризис Внутренняя свобода Депрессия и апатия Кризис Логотерапия Обзор книги
9

Похожие статьи