Найти психотерапевта

Отношения, тревога, саморазвитие: зачем люди ходят к психотерапевтам

На ютуб-канале Меты вышло видео про запросы в психотерапии: с чем люди приходят к психотерапевтам, отличаются ли запросы мужчин и женщин, помогают ли книги по психологии. Это лишь часть вопросов, на которые отвечают психотерапевты. Основные мысли и цитаты мы собрали здесь.

Ольга Норманская
процессуальный терапевт,
эксперт Меты
Алексей Линников
психодрама-терапевт
Роза Герман
гештальт-терапевт

С чем чаще всего обращаются к психотерапевту?

Роза Герман, гештальт-терапевт: Если попробовать обобщить все запросы, то можно сказать, что люди приходят в психотерапию, когда у них возникают трудности в отношениях: с собой, с другими, с миром в целом, с жизнью. Если говорить про отношения с собой, то, наверное, самый частый запрос про неуверенность в себе и низкую самооценку. Ведь это влияет на все сферы жизни.

Алексей Линников, психодрама-терапевт: Люди приходят, чтобы справиться со своей тревогой, чувством вины или стыда, которые так сильно захватывают, что люди не могут их контролировать.

Ольга Норманская, процессуальный терапевт: Часто специфика обращения зависит от того, как позиционирует себя психотерапевт, обозначает ли он темы, с которыми работает, что является областью его профессиональных интересов. Так как у меня в профиле написано, что я работаю с такими темами, как созависимые отношения, шоковая травматизация (эмоциональная или физическая травма, которая воспринимается психикой как угроза жизни), самоопределение, самоактуализация (стремление человека к выявлению своих личностностных возможностей и их реализация), то с этими темами в основном люди и приходят.

Отличаются ли запросы у мужчин и женщин?

Роза Герман, гештальт-терапевт: Сейчас мужские и женские запросы отличаются не так сильно, как раньше. Если раньше женские запросы были связаны в основном с отношениями, а мужские с какой-то деятельностью, достижениями и конкуренцией, то сейчас эта разница сглаживается. При этом в целом мужчинам труднее распознавать и понимать свои эмоции, эмоции других людей.

С чем и в каком состоянии обращаются люди на терапию — смотрите в видео

Кроме того, в обществе есть представление о так называемом «мужском поведении», когда от мужчин ожидают проявление силы, стойкости, выносливости. И часто, чтобы прийти к психологу, мужчинам приходится преодолевать внутреннее осуждение себя за слабость и неспособность справиться самому.

Алексей Линников, психодрама-терапевт: Есть социальные требования, предъявляемые к мужчинам и женщинам, и в этом контексте запросы могут различаться. Например, женщина думает: «Все ждут, что я буду хорошей матерью, а у меня ребенок заболел. Это значит, что я плохая мать?». Мужчины же могут ощущать, что они недостаточно зарабатывают, и в их понимании это может значить будто они плохие мужчины. И в этом социальном давлении и есть отличия.

Ольга Норманская, процессуальный терапевт: Запросы у мужчин и у женщин не отличаются. В основном, они звучат одинаково. Отличается, наверное, отношение к процессу терапии. В моей практике мужчины больше фиксируются на результате, могут интересовать тем, насколько психотерапия — это длительный процесс. С женщинами, наоборот — они могут больше фиксироваться на процессе и тогда их нужно возвращать к тому запросу, с которым они пришли и к тому, насколько этот запрос реализуется в практике.

Есть ли тенденция, что молодое поколение больше расценивает психотерапию как рабочий инструмент?

Алексей Линников, психодрама-терапевт: Молодое поколение, конечно, больше разбирается в психологии, потому что те термины, которые мы используем сейчас — психологическая травма, нарциссизм, газлайтинг — их не было 15-20 лет назад. А сейчас это в каждом блоге присутствует. Это становится частью нашего языка, и люди начинают себя проверять. «Так, а есть ли у меня? А делаю ли я так? А поступают ли со мной так?». Если они ощущают, что с ними действительно так поступают, например, газлайтят, то они могут выбрать психологическую помощь, чтобы с этим, например, справиться.

Роза Герман, гештальт-терапевт: Многие именно из молодого поколения, когда рассказывают о партнёрах, с которыми хотят выстроить глубокие отношения, в качестве позитивного аргумента приводят то, что этот человек посещал психолога. И это даёт надежду на то, что в отношениях они могут быть услышаны и поняты, что человек может критически смотреть на себя, свои реакции, своё поведение.

Есть ли связь между возрастными кризисами и частотой обращения к терапевту?

Роза Герман, гештальт-терапевт: Возрастной кризис подразумевает некую внутреннюю трансформацию, он всегда связан с сильными переживаниями. Можно сказать, что что-то внутри человека умирает, и он перерождается. В это время особенно нужна поддержка.

Ольга Норманская, процессуальный терапевт: Кризис — это переход из одного состояния в другое. Замужество, развод, потеря близкого человека, переезд в другую страну — все это кризисные ситуации. В такие переходные периоды люди чаще всего и обращаются к психотерапевтам, потому что старые способы мышления уже не работают, а новые ещё не сформировали, и людям здесь нужна поддержка.

У меня в жизни всё хорошо, но чувствую, что мне «как-то не так». Может ли мне помочь психотерапевт?

Алексей Линников, психодрама-терапевт: Я часто слышал это от клиентов: «У меня все хорошо, но мне чего-то не хватает». И вот это «чего-то не хватает» кажется каким-то эфемерным и непонятным. И с этим стоит идти к психотерапевту, чтобы разобраться, чего такого важного или, может быть, даже ключевого вам не хватает, чтобы чувствовать себя более счастливым.

Роза Герман, гештальт-терапевт: Это ощущение «что-то не так» родилось точно не на пустом месте. Возникает много вопросов для исследования: что это за ощущение счастья, что именно не так, когда последний раз было так, а как сейчас?

Ольга Норманская, процессуальный терапевт: Отсутствие запроса вполне может быть началом запроса на терапию. Это то, с чем можно прийти, и терапевт поможет разобраться, что стоит за этим состоянием «Мне как-то не так, но я не понимаю, что со мной происходит».

Моя ситуация кажется безвыходной, я не вижу просвета. Не понимаю, как мне может помочь терапевт разобраться со всем этим?

Алексей Линников, психодрама-терапевт: Надо, наверное, разбираться с этим «беспросветом». Что это за установка, которая говорит: «Знаешь с тобой всё кончено, ты ни с чем не разберёшься в своей жизни!». Откуда она появилась? Почему она имеет столько власти в голове? Почему именно она, а не, например, «сейчас разберёмся, вообще-то я умею справляться с задачками, которые мне подкидывает жизнь».

Роза Герман, гештальт-терапевт: Психотерапевт не может никак изменить вашу ситуацию на уровне материальной действительности — у него нет такой власти. И проблемы не разрешаются при помощи психотерапевта. То, над чем мы работаем в кабинете, — это, скорее, те внутренние трудности, которые возникают в проблемах. В нашей жизни постоянно что-то происходит, это неизбежно, но когда есть все необходимые внутренние ресурсы в нашей психике, мы способны справляться с жизненными трудностями и проблемами. Когда мы застреваем в их преодолении, тогда может быть полезен психолог.

Ольга Норманская, процессуальный терапевт: Ситуации, когда человек находится на таком, можно сказать, эмоциональном дне, не видит какие-то позитивные моменты в жизни, тоже частый запрос на терапию. И психотерапия в этом случае может быть очень эффективна, потому что позволяет разместить клиенту его сложные чувства и помогает их пережить, найти дополнительные опоры. И в этом месте психотерапевту важно понять, будет ли терапия основным методом помощи. Если у клиента уже сильно нарушен образ жизни, это вредит его здоровью, возможно, нужна медицинская поддержка, и тогда психотерапевт отправляет клиента на диагностику к психиатру. Психотерапевт очень часто работает параллельно с психиатром, с медикаментозной поддержкой.

Можно ли прийти одновременно с несколькими проблемами из разных сфер?

Ольга Норманская, процессуальный терапевт: Так обычно и бывает, что человек приходит в психотерапию сразу с несколькими проблемами. И эти несколько запросов сразу размещаются в терапии. Это нормально, когда на одной встрече мы говорим, например, про проблемы на работе, на другой встрече мы говорим про проблемы в семье. И это не значит, что эта тема закрыта, что мы к ней больше не вернемся. Совершенно нормально, когда с какой-то периодичностью поднимается то одна, то другая тема, которая сейчас наиболее актуальна. И так постепенно происходят изменения.

Роза Герман, гештальт-терапевт: Очень часто ко мне приходят не одной трудностью, а с несколькими. Иногда мы замечаем, что в разных сферах проявляются одни и те же внутренние трудности, например, и дома, и на работе очень сложно выражать своё мнение, отстаивать свои интересы. И тогда мы работаем именно над этой проблемой.

Алексей Линников, психодрама-терапевт: Это может быть одна и та же проблема, которая фигурирует в разных областях: в семье, на работе, в моих хобби. И тогда через разные сферы можно больше понять про эту проблему и решить ее.

Мне кажется что мои проблемы несерьёзны, чтобы идти к терапевту

Роза Герман, гештальт-терапевт: Проблема — это очень субъективное понятие. Бывает приходят люди и говорят: у моего партнёра есть проблемы в отношениях — и на работе, и дома. Только он почему-то так не считает и не хочет идти к психологу. Конечно, если сам человек не определяет что-то как проблему, то у него проблем нет. Могут быть проблемы у окружающих, но у него самого. И, наоборот: если вы сами определяете что-то как трудность, то оно таковым и является. Мы все разные — кому-то одни ситуации даются легко, для кого-то они будут вызовом и могут вызвать серьезный внутренний кризис. Поэтому в данном вопросе очень важно опираться на своё переживание.

Алексей Линников, психодрама-терапевт: Если у меня возникла идея, что у меня есть какая-то проблема и я не могу с ней справиться, возникает вопрос: а почему я эту проблему расцениваю как баловство, как что-то неважное? По-моему, проще с ней разобраться, чем как-то её оценивать. Важная она или нет — пусть её не будет. Пусть я буду себя чувствовать хорошо.

Ольга Норманская, процессуальный терапевт: Может быть разный механизм того, почему люди сравнивают свои проблемы с другими. Это могут быть сценарии человека в прошлом. Например, его часто сравнивали с другими, и в этом сравнении обесценивали его место в этой группе, его чувства. И это привычный механизм сравнивать и обесценивать.

Читать психологическую литературу, смотреть каналы психологов на ютубе — может ли это заменить профессиональную помощь?

Ольга Норманская, процессуальный терапевт: Если человек будет читать психологическую литературу, он может многое понять про себя и свои чувства, идентифицировать, что с ним происходит, понять что-то про свой темперамент. Но психотерапию это, конечно, не заменит в полной мере, потому что в терапии основной процесс — это свидетельствование терапевта тех процессов, которые происходят с клиентом, эмоциональное соприсутствие.

Роза Герман, гештальт-терапевт: Ко мне часто приходят люди, которые сначала сами пытались себе помочь, читая литературу, слушая блогеров, участвуя в марафонах. Почему это не может заменить профессиональной помощи? Наша психика устроена таким образом, что, защищаясь от душевной боли, мы можем искажать какое-то представление о себе, о других, о мире. Мы можем чего-то не видеть или, наоборот, видеть что-то более угрожающим, чем оно является на самом деле. Для того, чтобы вы увидели более целостную картину, чтобы вы увидели реальность, нужна другая психика, которая не включена в вашу систему защиты.

Алексей Линников, психодрама-терапевт: Стоит читать книги, стоит смотреть блоги. С какими-то задачами они помогают справляться, с какими-то можно пойти к психотерапевту. Может быть, нужен конкретный контакт с человеком, с психотерапевтом. Сам этот контакт может быть целительнее.

Кажется, что почти все в моём окружении ходят к психотерапевту. Значит мне тоже нужно?

Ольга Норманская, процессуальный терапевт: Думаю, что это вопрос больше не про то, нужна ли человеку психотерапия, а про то, какой у него локус контроля: внешний или внутренний? Он опирается больше на то, что происходит во внешней среде, и тогда ему это тоже нужно? Или он прислушивается к своим желаниям, к тому, что ему важно, что ему на самом деле интересно.

Алексей Линников, психодрама-терапевт: Моя психика замечает, что много людей в моём окружении ходят к психологу. Может быть она таким образом подсказывает, что мне тоже стоит сходить к психологу? Может быть, дело не в том, что люди ходят психологу, а в том, что моя психика выбирает видеть что-то в мире, и сейчас она видит, что люди ходят психологу.  Может, стоит сходить и попробовать? Что если я схожу и попробую, проясню с психотерапевтом, есть ли у меня проблемы, есть ли что-то, что я сейчас могу решить с психотерапевтом вместе? Кажется от меня не убудет. Я могу попробовать и потом решить, нужно мне это или нет.

Роза Герман, гештальт-терапевт: Если вы хотите больше опираться на себя, на своё мнение, если вы хотите сами принимать решения, не оглядываясь на окружающих, то вам к психологу.

Скидка 25% по промокоду AOLT на первую сессию с психотерапевтом Меты

Статья оказалась для вас полезной? Ниже вы можете поставить лайк. А если кажется, что наш сервис может помочь с вашей проблемой, запишитесь к психотерапевту Меты и получите скидку 25% на первую сессию по промокоду AOLT 🙏🏼

Выбрать психотерапевта
1

Проверенные
терапевты Меты

Проблемы с самооценкой
Нет энергии и сил
Депрессия
Тревога и беспокойство
Кризисная жизненная ситуация

Похожие статьи

Получайте лучшие материалы Метаморфозы на почту

Подпишитесь на дайджест, и мы вышлем вам руководство о том, как преодолевать страхи на работе и в общении с близкими.